Последняя статья
22 июня 2015 Знаете ли вы ответ на главный вопрос о своей жизни

 Сегодня я обращаюсь только к тем, кто находится в поисках своего истинного призвания. Или чувствует, что ...

Все статьи

Статьи

22 марта 2010

Чингисхан предупреждал

Деловой Петербург» № 43 (3101), от 22.03.2010
Интервью эксперта, управляющего ГК «Институт Тренинга – АРБ Про» Сергея Макшанова


Если мировая экономика пойдет вниз, мы пойдем за ней. Точно так же, как если мировая экономика пойдет вверх, мы последуем за ней.

Так считает Сергей Макшанов, управляющий ГК «Институт Тренинга-АРБ Про», разработчик и руководитель проектов стратегического планирования.

Каких изменений в 2010 году можно ожидать в России?

- Качественных изменений в 2010 году мы не ожидаем. Точки роста в нашей стране собрались в три группы еще в начале кризиса, и вряд ли появятся новые.

Первая — это транснациональные компании и их «дочки», у которых есть большая финансовая подушка, либо собственные финансовые институты. Они не испытывают такого масштабного дефицита заемных средств, как другие. И продолжают расти, инвестировать, не обращая внимания на спад.

Главное, они наращивают вложения в профессионализм сотрудников и эффективность системы управления. И этот факт фатален для многих российских компаний, потому что разрыв будет расти в геометрической прогрессии. Они тратят ресурсы на людей и их мотивацию сегодня, укрепляя свои позиции завтра.

Другое дело, что эта группа не играет на российский бизнес, хотя пользу стране они приносят заметную: создают рабочие места, инфраструктуру, готовят приученный к порядку и отученный от воровства персонал, платят налоги.

Все западные компании входят в эту группу?

- Не все. Часть свернула свою деятельность, часть ушла от рисков, которые возникли в кризис в России. Часть ушла не по рыночным причинам, главная из них — продолжающая пухнуть на глазах бюрократия, которая почти еженедельно меняет правила игры. И это опасный симптом. Правила все более лишены разумности.
В свое время руководитель транснациональной налоговой структуры по имени Чингисхан предупреждал: не надо брать больше 10% с одной овечки, иначе есть риск, что они или исчезнут, или станут кроликами, и тогда вообще не с чего будет брать. И если российская растущая бюрократия достает уже и западные компании, то что говорить про местные.

Вторая территория роста — это часть российских компаний. Еще до спада они успели выйти на высокий уровень управляемости, хорошо поставили систему управления под свободный денежный поток и финансировались, как минимум, комплексно: и на свои средства, и занимали приемлемо, и имели стратегию.

И как много таких компаний?

- Увы, полагаю, что не более 10% от всех ныне здравствующих бизнес-организмов. И пока я спокойно говорю о том, что если на бизнес в целом руководство этихкомпаний смотрит раз в квартал, то это хорошо. Хотя это неандерталь­ство в бизнесе. Тем не менее эти компании растут великолепно.

Что же им позволяет сейчас расти?

- Люди, которые ими управляют и которые работают в этих компаниях. Особенность таких людей в том, что они креативны, открыты новому, любопытны, приучены много работать. Благодаря этой особенности они сумели в свою орбиту вовлечь немногочисленных перспективных людей и теперь растут на энтузиазме, на воле, на этих людях. Вопреки всему кошмару. Эффективное управление -- это часть их натуры. Ведь хорошее управление -- это мозги, воля, открытость и радостное отношение к неопределенности.

Третья точка роста противоречивая, ее формируют национальные проекты, государственное финансирование. Оно возникает вокруг масштабных проектов, а также на территориях, где есть регулярная и системная политика региональных властей по созданию привлекательного инвестиционного климата для российского бизнеса, в том числе малого и среднего (Калуга, Томск). Но все-таки это гармошка, на которой играют преимущественно бизнес-структуры с серьезными лоббистскими возможностями, чаще всего из приватизированного советского наследия, а не построенные с нуля.

Назвать это в прямом смысле слова бизнесом, который конкурирует за счет простого факта, что его продукт лучше, нельзя. Если их вывести в конкурентную ситуацию, шансов у них нет. Но факт остается фактом — там есть деньги.

Власти много говорят о том, что точкой роста в кризис должен стать малый бизнес.

- Основная масса не то что малого, но и среднего бизнеса сегодня ослаблена именно тарифами естественных монополистов, эффективность которых фантастически низка в отличие от штата. Разговоры про инфляцию в 8% — это сегодня даже не смешно, потому что тарифы, пошлины, цены на лицензии завышены в десятки и даже сотни раз, что в итоге отражается на всех участ­никах рынка. Это, по сути, экономический расстрел, и многие компании вылетают за рамки рентабельности. Причем изменения происходят без предупреждения. Просто бизнес ставят перед фактом. Такой подход ослабляет подлинные источники для развития, и никакого вменяемого изменения в 2010 году ожидать не приходится. Наблюдается только эскалация. И это понятно: надо кормить огромный штат чиновников. Кроме этого, сплошь и рядом экономически немотивированные затраты и сокращение времени, когда страна работает (новогодние каникулы, февральские и мартовские выходные).

Ситуацию можно изменить?

- Для этого государство, как главный регулятор, должно кардинально пересмотреть свою тактику. Провести 50-150-кратное сокращение штата монополистов. Такого нет нигде в мире. Мы единственная страна, в которой, например, в Центральном банке работает 71 тыс. человек.

Для сравнения: во всех 14 банках ФРС США -- всего 23 тыс. человек, похожая ситуация у естественных монополистов, в министерствах и пр. Пора уже наконец понять, что ситуация нехорошая. И нужны действия.

Материал подготовила: Анжелика Тихонова, редактор газеты «Деловой Петербург» 

Автор: Сергей Макшанов


Запишитесь на заинтересовавшее Вас мероприятие или закажите его


* indicates required

Подпишитесь на нашу рассылку. Только для подписчиков! – советы для принятия правильных решений на рынке бизнес-тренингов, секреты и опыт.